Life is beautiful!
читать дальше

Возвращаются все, кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых и преданных женщин.
Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.

Владимир Высоцкий


Знаете это странное ощущение, которое приносит с собой дождь, идущий во время похорон? Кажется, что само небо оплакивает покойного, скорбит вместе с его семьей, друзьями, а капли дождя, смешиваясь со слезами близких, пропитывают землю у могилы. Хороня близких, каждый человек ведет себя по разному: одни молча стоят рядом с гробом, другие причитают около него же. Кто-то старается хоть как-то разрядить обстановку добрыми шутками, что, конечно же, не помогает, но зато этим людям становится чуточку легче, а кто-то просто отходит в сторону: не потому что не хочет быть рядом с любимым человеком до последнего, а потому что не хочет слышать традиционные для таких мероприятий соболезнования, видеть попытки знакомых поддержать, помочь. Именно от таких попыток и слов, совершенно не нужных слов, на душе становится еще тяжелее, ведь некоторым гораздо проще переживать горе наедине с собой. Люди, способные на такое, морально очень сильны, они до последнего стараются не терять самообладание, понимая, что стоит сорваться и обратного пути уже не будет.

Он молча стоял в нескольких метрах от всех, наблюдая, как цинковый гроб, пару секунд назад опустившийся на дно могилы, забрасывают землей: она ложилась на него тяжелыми, насквозь промокшими комками, навсегда скрывая от посторонних глаз тело, хранимое в нем. Тело молодой женщины, молодой, но сполна познавшей все самые страшные стороны жизни: смерть, войну, предательство...
Дождавшись, когда установят памятник, мужчина медленно подошел к уже расходящейся по машинам толпе. Свежую могилу за несколько минут успели полностью прикрыть цветами. Цветы... "Зачем губить жизнь ради одного применения?" - эхом раздался у него в голове звонкий детский голосок, вызвавший легкую улыбку на узких, потрескавшихся от холода губах. "Она никогда не любила мертвые цветы, вообще не любила смерть... А в результате сейчас сама лежит под грудой убитых растений, погибнув на службе, где должна была убивать. Странная штука жизнь... Странная...", - его взгляд остановился на новеньком памятнике из черного мрамора. "Кто прав, тот уходит первым, оставив свой след на земле... Рокотова Валерия Александровна. 14.10.1985-12.10.2012", - шепотом прочитал он и на мгновение закрыл глаза, почувствовав, как по щеке скатывается скупая мужская слеза.
Все уже давно разошлись, а он уже никуда не спешил. Смысл? Ведь дома теперь совсем никто не ждет, все, кто был дорог, уже здесь.
Мужчина присел на скамейку около соседнего памятника с гоубокой гравировкой: "Рокотовы Наталия Михайловна 12.12.1978-29.05.2012, Виктория Ниловна и Константин Нилович 23.04.2002-29.05.2012", чуть поодаль был еще один памятник, надпись на котором гласила: "Рокотовы Александр Викторович 20.07.1944-28.03.2011 и Элеонора Дмитриевна 18.08.1950-28.03.2012". Они все ушли от него всего за два года: сначала отец, потом ровно через год на поминках умерла мать, через несколько месяцев жена и дети, а сейчас и сестра присоединилась к семье.
Нил достал из кармана промокшей почти насквозь куртки сигареты и закурил. Взгляд вновь остановился на памятнике младшей сестры. Лера была единственной, кто всегда мог его поддержать. Нет, жена - это, конечно, хорошо, но она многого не понимала, особенно того, что касалось его работы, а вот Лера... Она и сама выбрала подобную профессию, правда ее была намного тяжелее. Мужчину всегда немного шокировали ее решения, но вот сообщение о том, что она заступает на службу в морской спецназ все равно было чем-то из ряда вон, как ни крути... А ведь когда погибли его жена и дети, она пожертвовала службой ради него, отказалась от внеочередного звания, группы, ради того, чтобы быть рядом, поддерживать. "Вы ведь опер....", - как-то так всего месяц назад спросила его новая коллега по университету. Да, опер, да и хороший, наверное, но это уже совсем не важно... Нил поднял глаза на небо, погружаясь в воспоминания о том страшном майском дне, что изменил его жизнь...

Он как обычно вел очередное крупное дело. Почему-то в их городе ему всегда доставались самые тяжелые и масштабные дела, конечно же, рискованные, но что ж поделать, такая работа. Работа. Всегда и во всем в их жизни была виновата именно работа. Он никогда не обращал внимания на угрозы: ну, подумаешь, написали, позвонили - прорвемся. И ведь всегда угрожали только ему, лично ему, но не семье. Наверное, если бы поступила угроза родным, он бы отреагировал, но нет, не было никаких писем, звонков. Все случилось неожиданно, свалилось как снег на голову. Вот он поднимается домой, звонит в дверь, потом решает открыть своим ключом, входит... А дальше, а дальше все как в тумане. Кровь, везде кровь. Нил не помнил, как оказался в детской, где нашел расстрелянных Костю и Вику: они лежали на полу рядом с железной дорогой, в которую так любили играть, а вокруг была кровь, много крови.... Поиски жены завершились той же картиной: она оказалась в центре гостиной, лежала так, как будто старалась ползти в сторону детской, но уже не могла. Страшно. Что было дальше? Он не помнил, просто не помнил - последним воспоминанием был звонок Валерии, а дальше пустота. Это уже она, примчавшись, нашла на столе в кухне записку: "Это тебе мой подарок, Рокотов. Кажется, месяц назад ты так же поступил с моим братом. А я, похоже, немного переборол, но ты не расстраивайся. Они же тоже наверняка это заслужили. Или как ты там мне говорил?" Он отдал рапорт полковнику через неделю после похорон, поклявшись, что никогда больше не вернется на службу, чтобы ничего не случилось с сестрой, с единственным родным человеком. Он просто не мог ее потерять. Не мог, а потерял... Странная штука жизнь: он вроде бы сделал все, чтобы с ней ничего не случилось, а вот, как оно вышло. Работа, опять эта работа. Нил ведь знал, что она без нее не сможет, даже, когда девушка взяла отпуск на три месяца, он ждал, что в любой момент она может сорваться и уехать, но этого, как ни странно, не произошло. Служба Родине вновь поглотила ее с головой только две недели назад: девушка просто не могла вынести мысли, что ребята, с которыми она когда-то была одной командой, нуждаются в помощи, а помощи нет. Рокотова долго уговаривала генерала отпустить ее с другой группой им на выручку и уговорила, черт бы ее побрал. Обещала брату, что напишет рапорт об увольнении, как только вернется, но не успела. Видно не судьба была... Не судьба.

Рокотов отбросил последнюю выкуренную сигарету и напоследок вновь осмотрел могилы.
- Как ты там говорила, Лерочка? Говорила, что я еще найду в жизни счастье, у меня все получится, все будет хорошо и я должен бороться? - вслух спросил у мраморной плиты Нил, сначала глядя на фото сестры, потом уже и на другие, на всех его близкие улыбались. И от этих улыбок, хоть и уже ушедших, но навечно любимых людей, на душе становилось теплее.
- Вы всегда верили в меня, я постараюсь вас не разочаровать, - мужчина улыбнулся, уходя, и прикрыл за собой калитку.

Жизнь всегда преподносит нам различные испытания, но он обещал быть сильным, обещал себе, обещал любимым. Быть сильным, чтобы помогать другим, тем, кому действительно нужна помощь. Его помощь. А он выдержит, выдержит и без помощи. Он сильный. Он справится.

@темы: творчество, фанфик